Жены-мироносицы – идеал любви к ближнему

В третье воскресенье после Пасхи Церковь вспоминает о женах — мироносицах — спутниках Христа и первых свидетелях Воскресения Христова.

Сколько мироносиц было всего — мы доподлинно не знаем. Евангелие просто перечисляет их по именам, и только лишь нескольких женщин называет более-менее конкретно. Церковная традиция усвоила звание мироносиц семи ученицам Христа. Все они впоследствии стали пламенными проповедницами и потрудились наравне с другими апостолами. А Магдалина и вовсе удостоилась чести называться равноапостольной — то есть имеющей ту же славу и понесшей тот же крест, что и другие ученики-мужчины.

Эти женщины отдали Христу все. Они не убоялись ни римских воинов, ни мести иудеев, ни ареста, ни смерти, ни людской молвы. Их всепоглощающая любовь поражает.
В том, что неизвестно точное число учеников Спасителя и количество и имена жен-мироносиц, есть некий символизм. Их число приближается в веках к нам – современным ученикам Христовым и современным Женам-Мироносицам. Церковь Божия наполняется, и евангельская история повторяется в каждом из нас – как в ученике Христовом или враге Его, как в Жене-Мироносице или в Иродиаде и Саломее, дочери ее, ненавидевших Бога лютой ненавистью. За нами решение, какую сторону принять, а Иисус как для первых христиан, так и для нас один и тот же!

Нам сейчас трудно понять, какой силы вызов существующим порядкам был заключен в церковном прославлении жен-мироносиц. Апостолы — и ранние христиане вообще — жили в жестко патриархальном обществе. Ни для иудеев, ни для язычников женщина не могла быть серьезным свидетелем. То, что Воскресение первыми обнаруживают женщины, было для язычников неиссякаемым поводом для насмешек. «А что Он, хотя не сумел постоять за Себя при жизни, став трупом, восстал, показал следы казни, пробитые руки, — то кто это видел? Полубезумная женщина или кто-нибудь еще из той же шарлатанской компании?» — язвительно спрашивал антихристианский автор II века Цельс. «Он явился, — продолжает Цельс, — тайком только одной какой-то женщине и собственным своим приверженцам».

В этом удивительная достоверность этого свидетельства — люди, которые захотели бы что-то выдумать или приукрасить, никогда бы не стали делать первыми свидетелями Воскресения женщин. Но в то же время — это очень глубоко в русле Библейской традиции. Бог превозносит тех, кого унижают, тех, чье человеческое достоинство не принимают всерьез. Это так еще в глубинах Ветхого Завета — когда, в истории Исхода Бог становится на сторону рабов против их господ. Это так в Законе Моисеевом, который постоянно подчеркивает, что Бог требует справедливого обращения с бедным, пришельцем, сиротой и вдовой.
Это так в земном служении Господа Иисуса. Он общается с людьми, которые были осуждены, унижены и отвергнуты «приличным обществом» того времени — особенно с «падшими» женщинами. Он хвалит и ободряет женщину, которая омыла ноги Его слезами (Лк. 7), хотя она всем известная грешница. Он открывается как Мессия Самарянке — женщине иноплеменнице, еретичке, к тому же с настолько сложной личной жизнью, что она приходит к колодцу днем, а не утром, чтобы не попасться на глаза односельчанкам.

Поэтому Бог возлагает величайшую миссию в истории — первыми возвестить о Воскресении Христовом — на тех, кто был унижен в античном обществе, на женщин.

Бог превозносит тех, кто был унижен, Бог превозносит женщин — и Церковь чтит более всех сотворенных существ именно Женщину, «Честнейшую Херувим и Славнейшую без сравнения Серафим», Матерь Божию. Ей принадлежат слова о том, что Бог «явил силу мышцы Своей; рассеял надменных помышлениями сердца их; низложил сильных с престолов, и вознес смиренных; алчущих исполнил благ, и богатящихся отпустил ни с чем» (Лук.1:51-53)

Женщины несли — и несут — много важнейших служений в Церкви. В древней Церкви существовало даже особое служение диаконисс; иногда люди спрашивают, куда оно пропало. Ведь в современной Церкви диаконы — это только мужчины.

Оно никуда не пропадало — просто в наши дни оно называется по-другому. В ранней Церкви «диаконом» назывался не человек, помогающий при богослужении, а, скорее, человек, заведующий тем, что в наши дни называется «социальной работой». Как сказано в Книге Деяний Апостольских: «В эти дни, когда умножились ученики, произошел у Еллинистов ропот на Евреев за то, что вдовицы их пренебрегаемы были в ежедневном раздаянии потребностей. Тогда двенадцать [Апостолов], созвав множество учеников, сказали: нехорошо нам, оставив слово Божие, пещись о столах. Итак, братия, выберите из среды себя семь человек изведанных, исполненных Святаго Духа и мудрости; их поставим на эту службу, а мы постоянно пребудем в молитве и служении слова. И угодно было это предложение всему собранию; и избрали Стефана, мужа, исполненного веры и Духа Святаго, и Филиппа, и Прохора, и Никанора, и Тимона, и Пармена, и Николая Антиохийца, обращенного из язычников; их поставили перед Апостолами, и [сии], помолившись, возложили на них руки» (Деян.6:1-6)

Это служение в Церкви несли и женщины. Согласно 15 правилу IV Вселенского собора, к рукоположению допускались незамужние, овдовевшие или монашествующие женщины, достигшие сорока лет и после тщательного испытания. Им строго запрещалось вступать в брак после рукоположения.

С развитием женского монашества институт диаконисс постепенно сошел на нет. Вопрос о восстановлении института диаконисс обсуждался на Поместном Соборе Русской Православной Церкви 1917—1918 гг, однако, в силу известных исторических причин, решение по нему так и не было принято.

Впрочем, служение милосердия и благотворительности в Церкви в очень большой степени продолжает оставаться делом именно благочестивых женщин; не будучи рукоположены каким-то особым образом, они, тем не менее, делают все, что делали диакониcсы — кормят голодных, посещают больных, заботятся о нуждах немощных.

Со времен жен мироносиц и до наших дней Бог призывает женщин к самом важному служению — служению милосердной любви к ближнему.

https://stahanov.church.ua

 

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *