Иконография праздника. Введение во храм Пресвятой Богородицы

«Ангели вхождение Пречистыя зряще, удивишася,
како Дева вниде во Святая Святых
»
(запев 9-й песни канона).

Введение во храм Пресвятой Богородицы – христианский праздник, который основанный на Священном Предании о том, что родители Богородицы, исполняя обет посвятить своего ребенка Богу, в трехлетнем возрасте привели свою Дочь в Иерусалимский храм, при котором Она жила до своего обручения с праведным Иосифом.

Это событие не упоминается в канонических Евангелиях и известно из более поздних апокрифических источников. Эти источники содержат устное предание, дополненное подробностями из библейских книг, имеющих прообразовательное значение.

Согласно данным источникам, когда перед зачатием Богородицы Ее матери, святой Анне, явился ангел с вестью о предстоящем рождении ею ребенка, то она дала обет посвятить дитя на служение Богу. Когда Пресвятой Деве исполнилось три года, родители решили выполнить свое обещание и направились в храм. Пресвятая Дева, несмотря на Свой возраст, без какой-либо поддержки со стороны, легко преодолела крутые ступени храма и была по-особому откровению введена во Святая Святых, куда имел право входить только первосвященник однажды в год с очистительной жертвенной кровью. Все присутствовавшие в храме дивились необыкновенному событию. Этим была явлена Ее особая роль в судьбе человечества.

Иконография праздника символически отображает торжественную процессию – сопровождение Пресвятой Девы в храм Божий, где Она будет возрастать до невиданного для земного человека духовного подвига.

Центром композиции иконы является фигура Пресвятой Девы, которая значительно меньше других (рис. 1). Она изображена в привычных нам одеждах. Темно-вишневым мафорием, который исторически являлся одеждой замужних палестинских женщин, покрыта ее голова. На правом и левом плечах и мафории изображены три звезды, означающие Ее Вечное Девство: до Рождества Христова, в Рождестве и по Рождестве.

рис. 1. Введение во храм Пресвятой Богородицы;
Греция. Крит; XVII в.

Святые праведные Богоотцы Иоаким и Анна, держа в руке горящие свечи – образ Божественного Света, изображаются рядом с Младенцем Марией, или же позади сопровождающих Ее по дороге из Назарета в Иерусалим девиц (рис. 2).

рис. 2. Двусторонняя икона-таблетка из Софийского собора в Новгороде.
Кон. XV — нач. XVI вв. ГТГ, Москва

Иногда на иконе изображается лестница, по которой восходит Пресвятая Дева. Данный элемент соответствует рассказу апокрифических источников о том, что Богородица самостоятельно поднялась на 15 высоких ступеней Иерусалимского храма, не оборачиваясь назад, и тем вызвав восхищенное изумление присутствующих (рис. 3).

рис. 3. Болгарская икона. 1795 г.
Монастырь Иоанна Рыльского, Болгария

На встречу Богоотроковице склоняется вышедший навстречу первосвященник; по преданию это был праведный Захария, отец пророка Иоанна Предтечи. Его фигура помещается в открытых вратах ограды, или же за затворенными вратами, напоминающими царские врата иконостаса. Позади первосвященника может быть изображен церковный престол, а над ним – сень. Все эти детали соотносятся с текстами паремий и песнопений богослужения, которые раскрывают тему Богоматери как одушевленного храма, вместившего невместимое Божество.

Первая и вторая паремии праздника повествуют об устройстве Моисеем скинии и построении Соломоном храма. И скиния, и храм, согласно толкованию святых отцов, являются прообразами Богородицы. Изображение дверей на иконе должно напоминать верующим и о другом прообразе – видении пророком Иезекиилем таинственного храма, затворенными дверями которого входит и выходит Господь (Иез. 44, 1-4). Это пророчество традиционно истолковывается как указание на приснодевство Богородицы.

В иконографии ХIII-ХIV вв. акцент смещается в сторону евхаристического понимания события. Иоаким и Анна изображаются замыкающими шествие, девы со свечами окружают Богоматерь (рис. 4).

рис. 4. Введение Богородицы во храм (фрагмент); Византия; XIII в.;
мастер Мануил Панселин;
местонахождение Греция. Афон, Карея, Протат

На всех иконах Введения обязательно есть второе изображение Марии, сидящей на ступени Святая Святых, где ангел приносит Ей пищу – небесный хлеб, напоминающий собою просфору (рис. 5).

рис. 5. Фрагмент иконы Введение во храм Пресвятой Богородицы;
Греция; XIV в.; местонахождение Греция. Афон, монастырь Хиландар

Данная тема черпается из праздничной гимнографии, например: «Небесным воспитана, Дево, хлебом верно в храме Господни, родила еси миру жизни хлеб, Слово» (3-я стихира на хвалитех, глас 1-й).

Наличие в композиции деталей именно христианского храмового убранства вряд ли может быть объяснено тем фактом, что художники бесхитростно изображали современные им храмовые интерьеры. Разумеется, ветхозаветного храма они видеть не могли, но существовали его описания. И средневековые художники были достаточно образованы, чтобы понимать, что там не было царских врат, а жертвенник не был похож на престол православного храма. Этим анахронизмом могло сознательно подчеркиваться то, что Введение во храм, как и Рождество Богоматери, это начало времени Нового Завета, «предображение» благоволения Божия (как говорится в тропаре праздника), предвкушение эры Спасения и Благодати. Иерусалимский же храм – это место, неразрывно связанное с эпохой Закона, с ушедшим в прошлое ветхозаветным периодом.

* * *

В западноевропейских произведениях времени позднего Средневековья и Ренессанса Богородица изображается в одиночестве, восходящей к порогу храма по крутым ступеням лестницы, поскольку в повествовании псевдо-Матфея делается акцент на этом эпизоде (рис. 6).

рис. 6. Мастер алтаря Реглера.
Алтарь Девы Марии; левая створка внутри.
3-ая четв. XV в. Старая Пинакотека, Мюнхен

Шествие дев со светильниками не изображается, так как о нем нет упоминания в указанном латинском источнике. Художники Возрождения, со свойственным этому периоду вниманием, выстраивают массивные архитектурные фоны. Многие мастера создают образ Иерусалима I века до Р.Х., соединяя элементы современной им итальянской архитектуры с деталями сохранившихся античных построек (рис. 7).

рис. 7. Фреска. Тадео Гадди.
Церковь Санта Кроче, Флоренция.
Ок. 1327

В русских памятниках также наблюдается тенденция перехода от архитектурных фонов, унаследованных из византийской традиции (рис. 8), к попыткам передать формы отечественной архитектуры: белокаменные резные фасады, закомары, луковичные главки, шатровые звонницы (рис. 9).

рис. 8. Введение во храм Пресвятой Богородицы;
Греция; XVII в.
рис. 9. Икона. Ярославль.
1560-е гг. Частное собрание

* * *

Символический и богословский смысл иконографии рассматриваемого праздника можно свести к тому, что этот образ проводит границу между Ветхим и Новым Заветами. Богородица, как живой храм и живой кивот, являет Новое время, время Спасения человечества, которое вот-вот произойдет с Рождением Богочеловека.

Будучи днем явления миру Богоматери, праздник Введения есть и днем отделения Ее от мира. И если в Рождестве Пресвятой Богородицы была уготована плоть, от которой должен был родиться Сын Божий, то со дня Введения во храм начинается воспитание и приуготовление Ее души к тому великому дню, когда Она скажет явившемуся Ей архангелу: «Буди Мне по глаголу твоему» (Лк. 1, 38).

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *