Видные ученые отказываются от атеизма и заявляют, что Высшее Существо есть

Британский физик Мартин Джон Рис, который стал лауреатом Темплтоновской премии этого года, считает, что Вселенная — очень сложная штука. Ученый, на счету которого более 500 научных работ, получил $1,4 млн за то, что доказал существование Творца. Хотя сам физик является атеистом.

Дело в том, что Темплтоновская премия — это религиозный аналог Нобеля. Крупную сумму вручают тем ученым, которые своими работами примиряют религию и современную науку. Вот и Мартин Джон Рис попал в число ученых, награжденных этой премией. Вряд ли он часто задумывался о том, как верующие оценят его труды о параллельных мирах и множественных вселенных, формировании галактик и функционировании черных дыр.

Тем не менее, атеизм не помешал ему принять престижную премию, солидный чек и все прочие почести. Подобно большинству прежних лауреатов Темплтоновской премии Рис и в самом деле не имеет никакого отношения к церкви. Однако, как и большинство крупных ученых, изучающих фундаментальные проблемы Вселенной, Рис в своих исследованиях приходит к выводу о неимоверной сложности окружающего мира. Отсутствие вразумительного ответа на вопросы из серии “как возникла Вселенная?” в трудах лучших умов современной науки позволяет верующим склонить в свою пользу чашу весов в извечном споре с атеистами.

Но не все светила науки работают в пользу религии так случайно, как Рис. Некоторые ученые переходят на сторону «врага» совершенно сознательно.

Абсолютным потрясением для научного мира стало выступление известного профессора философии Энтони Флю.

Ученый, которому сегодня далеко за 80, долгие годы был одним из столпов научного атеизма. На протяжении десятилетий Флю издавал книги и читал лекции, построенные на тезисе о том, что вера во Всевышнего неоправданна.

Однако серия недавних научных открытий заставила великого защитника атеизма изменить свои взгляды. Флю публично заявил, что ошибался, а Вселенная не могла возникнуть сама по себе — она, очевидно, была создана кем-то более могущественным, чем мы можем себе представить.

По словам Флю, ранее он, как и прочие атеисты, был убежден, что когда-то давным-давно из мертвой материи попросту появилась первая живая материя. “Сегодня невозможно себе представить построение атеистической теории возникновения жизни и появления первого организма репродуцирования”, – говорит Флю.

По словам ученого, современные данные о строении молекулы ДНК неопровержимо свидетельствуют о том, что она не могла возникнуть сама по себе, а является чьей-то разработкой. Генетический код и буквально энциклопедические объемы информации, которые хранит в себе молекула, опровергают возможность слепого совпадения.

Помимо собственных впечатлений, Флю опирается и на мнение других ученых, в частности имеющих непосредственное отношение к открытиям в области ДНК. Он цитирует Фрэнсиса Крика, одного из тех, кто открыл, что молекула ДНК имеет спиралевидную структуру.

Современные данные о строении молекулы ДНК неопровержимо свидетельствуют о том, что она не могла возникнуть сама по себе, а является чьей-то разработкой.

“Cегодня, когда мы знаем столько, сколько знаем, честный человек должен признать, что жизнь возникла каким-то чудесным образом, – говорил Крик. – Поскольку для того, чтобы ее получить, требуется соблюсти слишком много фантастических условий”.

Того же мнения придерживается Джин Майерс, биолог, много лет работавший над расшифровкой генома человека. “Архитектура жизни столь сложна, что походит на разработанный дизайн, – говорит Майерс. – Во всем этом чувствуется огромный интеллект”.

Подлил масла в огонь и Лед Эдлман, ученый из Южно-калифорнийского университета: он подсчитал, что в одном грамме ДНК хранится столько информации, сколько помещается на 1 трлн современных компакт-дисков. Невозможно объяснить, как такой сложный механизм мог возникнуть сам по себе.

Вселенная как доказательство

Помимо биологов, в последние годы многое для прославления дел Всевышнего (кем бы он ни был) сделали физики, за что их регулярно и щедро вознаграждает комитет фонда Темплтона.

Темплтоновская премия нынешнего года была вручена Рису, в работах которого сложным устройством (слишком сложным для того, чтобы возникнуть без посторонней помощи) предстает вещь, несколько более масштабная, чем молекула ДНК. Речь идет обо всей Вселенной.

Помимо биологов, в последние годы многое для прославления дел Всевышнего (кем бы он ни был) сделали физики.

Прежние лауреаты премии также приходили к выводу, что мир невероятно сложен, а поэтому не мог возникнуть сам по себе. Так, французский физик Бернар Эспанья, в 2009 году удостоился премии с формулировкой “за изучение философского значения квантовой физики”. Иными словами, следы Бога обнаружились и в дебрях одного из самых непонятных простому обывателю направлений физики.

Предшественник Эспанья, польский математик Михал Хеллер, получил Темплтоновскую премию за то, что доказал существование Бога математическим путем.

Хотя сам Хеллер считает эту формулировку не совсем верной и называет себя последователем Альберта Эйнштейна. “Доказывать существование Бога с помощью математики было бы нонсенсом, – говорит он. – Речь идет о взгляде на науку с точки зрения религии: если Бог создал мир, а ученые способны исследовать его с помощью математики, значит Бог мыслит математически”.

А вот в чем недавно признался американский биохимик профессор Майкл Бехе, сотрудник Университета Лихай (Lehigh) города Бетлехем, штат Пенсильвания, автор книги «Черный ящик Дарвина»:

– За последние 50 лет биохимики раскрыли множество важных тайн человеческой клетки. Десятки тысяч людей посвятили свою жизнь лабораторным исследованиям для того, чтобы раскрыть эти секреты. Но все усилия, потраченные для изучения живого организма, ясно дали один результат: «Творение».

Есть смысл молиться

– Господь не только существует, но и вмешивается в нашу жизнь, — доказывает в своем бестселлере «Язык Бога» известный генетик и бывший руководитель проекта «Геном человека» Френсис Коллинз, которого его же собственные исследования тоже сделали глубоко религиозным человеком и автором нашумевшего изречения: «Между верой в Бога и наукой противоречий нет». Ученый ссылается на квантовый механизм неопределенности, который делает окружающий мир вольным, не предсказуемым в своем развитии и до конца необъяснимым.

– Бог определенно управляет процессами мироздания, – пишет Коллинз, – но способами столь тонкими, что они неуловимы для современных ученых. В этом смысле наука открывает дверь к осознанию божественного влияния без покушений на имеющиеся законы природы.

По Коллинзу выходит: раз Бог возится с нами на квантовом уровне, то имеет смысл ему молиться. И просить о помощи.

Кстати, по воспоминаниям современников Дарвина, когда он уже был близок к смерти и его спросили: «Так кем был создан мир?» – он ответил: «Богом».

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *