Трудные места Богослужебных текстов

Кондак  Крестопоклонной недели

В современном издании Постной Триоди мы видим следующий текст кондака Крестопоклонной недели:

«Не ктому пламенное оружие хранит врат эдемских: на тыя бо найде преславный соуз, древо крестное. Смертное жало, и адова победа прогнася. Предстал бо еси, Спасе мой, вопия сущим во аде: внидите паки в рай».

Сразу зададимся вопросом: почему Древо Крестное названо «преславным соузом», то есть «союзом», «совокупностью»?

Собственно, с этого вопроса, который задала одна любознательная послушница, и начались мои исследования. Приходили разные богословские мысли, порой и не совсем безосновательные. Забегая вперед, скажу, что этот эпитет Кресту вряд ли дал автор кондака. В любом случае, пусть русский книжник, но назвал же Древо «соузом».

Может быть, это связано с трисоставностью Крестного Древа или с тем, что Крестом восстановлен союз человека с Богом. Чтобы прояснить вопрос и обосновать какое-нибудь из предположений, я обратился к тексту современной греческой Триоди:

Ουκέτι φλογίνη ρομφαία φυλάττει τήν πύλην τής Εδέμ, αυτή γάρ επήλθε παράδοξος σβέσις τό ξύλον τού Σταυρού, θανάτου τό κέντρον, καί Αδου τό νίκος ελήλαται, επέστης δέ Σωτήρ μου βοών τοίς εν Άδη, Εισάγεσθε πάλιν εις τόν Παράδεισον.

Итак, в греческой современной Триоди не «преславный соуз», а παράδοξος σβέσις – парадоксальное (странное), если угодно, «преславное погашение (утушение)». И еще один момент: Древо Крестное «найде» на самом деле не «на тыя», а «НА ТОЕ», то есть не на врата эдемские, а на пламенное оружие. Таким образом, слово «соуз» нужно понимать в смысле утушения: это то, что «связало» пламя. И вот какой прекрасный и емкий образ греческого кондака теряется в современном не совсем точном переводе: древо странным образом потушило огонь пламенного оружия.

Куда же смотрел переводчик и многочисленные справщики?

Если мы заглянем в древние славянские рукописи, то наше недоумение не уменьшится, а только возрастет.

В рукописи XIV века мы увидим следующий кондак:

«Уже пламенное оружие не хранит врат эдемских…»

Здесь стоит немного остановиться. Обратим внимание, что в рукописи XIV века кондак начинается с короткого и понятного слова «уже» без всяких современных «не ктому»! Ну, а дальше самое интересное: как же переведен был наш «соуз», то есть σβέσις?

«… Приде бо ему ПРЕСЛАВНЫЙ ГЛАС древо крестное…» Получается, по мысли книжника ΧΙV века, что Древо Крестное «приказало» огненному оружию перестать охранять эдемские врата.

А ежели мы, набравшись терпения, откроем еще и рукопись начала XVI века, то вряд ли сможем сдержать улыбку, ведь там предложен еще один вариант перевода:

«Не уже ктому пламенное оружие хранит врат эдемских…»

Заметим, как усложнилось по сравнению с XIV веком начало кондака. Здесь уже вообще слабо улавливается, хранит все еще или нет пламенное оружие эдемские врата! Возможно, такое усложнение является результатом так называемого второго южнославянского влияния на церковнославянскую письменность. А наиболее интересующее нас место переведено так:

«…сие бо найде ПРЕСЛАВНО НАИТЬЕ древо крестное…»

Вот как решил выйти из затруднения книжник XVI века! Нашло наитие!

После того как я увидел всю эту путаницу в славянских рукописях, мне очень захотелось посмотреть древние греческие Постные Триоди.

В библиотеке СПбДА мне удалось посмотреть греческую венецианскую Триодь, в которой я нашел расхождение с современным греческим текстом. Хотя и не принципиальное, но все же. Вместо παράδοξος σβέσις там стоит παράδοξος δέσις, то есть «преславный СОУЗ» – связывающее. Вот и источник нашего современного «соуза».

К сожалению, более древних греческих рукописей пока мне посмотреть не удалось.

Иеромонах Тихон (Васильев)

 https://pravoslavie.ru/48718.ht

 

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *