Святость – это осознание нашего греха. Архимандрит Эмилиан Симонопетрский 

У святого есть Бог, он знает, что он принадлежит Церкви, Церкви святых.

Он также знает, что он грешник, дитя Адама, рожденное свыше при втором Адаме, Христе.

Напротив, мы, люди, выходим за пределы, думая, что мы святые, потому что мы видим только одну сторону самих себя, но благодатью Божьей мы не видим той закваски, которую несем в себе.

Святые обладают полным знанием; они видят, с одной стороны, свою греховность, а с другой – святость, благодать и любовь Бога, в которых они участвуют.

Святые осознают, что они святые, в том смысле, что они участвуют в жизни святого Бога и живут полнотой святого Бога, живут в присутствии святого Бога; но они осознают, что они грешники, а это святость; они не живут во грехе, но они знают, что грех возбуждается в их членах. Вот почему они очищают себя, делают себя  благоухающими сосудами Святого Духа; и Святой Дух, поскольку Он Свят, освящает их, а посему они обладают дерзновением пред Богом.

Мы впадаем в эгоизм, когда знаем свою добродетель, во-первых, потому что мы не знаем своего греха, кто мы такие; а, во-вторых, кто такой Святой Дух, мы думаем, что мы такие: что я свят, у меня нет этого, я у меня нет того, в то время как у меня есть одна добродетель, у меня есть другая.

Эгоизм ошибочен в оценке ума, интеллекта. Кто думает, что он святой, тот судит по человеку, по плоти и приходит к выводу, что он святой.

Но истинный святой думает и судит не по чувствам, а по божественному вдохновению и  просвещению, поэтому он не падает. Поэтому и святой имеет дерзновение пред Богом, он говорит: «Во имя Господа нашего Иисуса Христа воскресни», и мертвые воскреснут. В то же время он молится как грешник, потому что знает двойственность человеческой природы, что человек земной и духовный, что в нем воплощается сам Христос, и что он сам, рожденный от Адама и Евы.

Конечно, святой может упасть, и его первое падение – это возвращение к самому себе, к своему самолюбию, к своему существу, а второе падение, самое важное, – это ошибка суждения, потому что это конец его падения.

Другими словами, падение начинается с первого и достигает пика во втором. Когда святой вернулся к себе самому, то он упал; тогда один орел превращается в сокрушенного, а если он теряет что-либо еще,  то превращается в развалину. Тем не менее, он может покаяться, но потребуются годы плача, скорбей и поиск Бога.

Зло велико, очень велико. То, что у древних было покаяние, то оно было немаловажным; оно имело глубокий смысл.

 

Πηγή: (Γέροντας Αιμιλιανός Σιμωνοπετρίτης,  ΠΕΡΙ ΑΓΑΠΗΣ -Ερμηνεία  στον Άγιο Μάξιμο (σελ.113-114), εκδ. Ίνδικτος ©перевод интернет-содружества «Православный Апологет»2021г.

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *