Монах Симеон Афонский. Почему мы не боги?

Иисус отвечал им:
не написано ли в законе вашем: Я сказал: вы боги?

(Ин. 10: 34)

Мы только потому не боги, что носим в себе гордость, и лишь потому не демоны, что имеем способность покаяния. Гордость помрачает наше духовное зрение, а смирение его очищает. Уметь видеть плохое – это демоническое зрение, уметь видеть хорошее – ангельское зрение, а умение видеть благодатное – Божественное зрение, и наш выбор – каким умением жить. Именно оно определяет образ нашей жизни и деятельности. Признак истинно духовного человека – несуетливость, признак испорченной души – постоянное безпокойство.

Всякое усилие праведного приносит благодать и Спасение, всякое усилие лживого приносит позор и безчестье. Но на духовном пути полно неисчислимых опасностей и препятствий. Тот, кто научится достойно встречать поражение, тем самым превращает его в победу духа; тот, кто стремится победить во что бы то ни стало, в случае поражения теряет даже свою жизнь. Опора праведного – благодать, поэтому праведный человек есть опора жизни на земле, ибо он всем нужен: лживым – потому что даже им нужно опереться на кого-то честного, и честным – ибо они не водят дружбы со лживыми. Праведное сердце – это сострадающее сердце, и оно не ссорится с людьми за пыль мира сего. Если же такое сердце ссорится, значит, оно забыло о сострадании, из которого произрастает Любовь.

То, что все люди разные, легко понять и принять, но обидчивые среди людей – самые тяжелые, ибо им закрыт путь к благодати, пока не придут к покаянию.

Если мы обидчивы и привязаны к этому миру, то в нас не может быть никакой решимости и воли к обретению Спасения. Обидчивость – это привязанность к своему эгоизму. Если мы привязаны к своему эгоизму, то Спасение – не для нас. Запутавшиеся в своих привязанностях вызывают всеобщее сожаление. Тяжелое зрелище для всех людей – тяжело больной мирянин, влюбленный в эту жизнь, и самодовольный монах, забывший о будущей жизни. Так или иначе, но по духу все люди делятся на мирских и монахов: мирские – это те, в ком еще не возникло понимание тщеты и условности этой жизни, и монахи – те, в ком зародилось благодатное ощущение иного бытия и вечной жизни. Тот, кто придает значение преходящим мирским вещам, а не Спасению души, неизбежно удаляется от самой сути Православия. По тому, как люди воспринимают замечания, обнаруживается их духовное устроение: услышав замечание, смиренный исправится, гордый – озлобится.

Не имея смирения, не сохранишь в себе Православие, не имея мужества, не сохранишь в себе смирение. Если научишься смотреть на мир глазами смирения, не будет людей, которые тебе враждебны. Если научишься смотреть на мир глазами сострадания, не будет людей, которые тебе неприятны. Если научишься смотреть на мир глазами Любви, все люди станут для тебя ангелами: Не будь побежден злом, но побеждай зло добром (Рим. 12: 21).

Монах Симеон Афонский.
Земное счастье и небесное блаженство, или Почему мы не боги

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *