Колокольный звон в жизни святых

Путь к святости лежит через молитву, через храм. Заслышав звук колокола, возвещающего о церковной службе, призывающего к молитве и покаянию, православный человек оставлял на время свое дело и молитвенно обращался ко Господу. Известно об особом попечении многих русских святых о колокольном звоне и о его влиянии на тех или иных святых в различные периоды их жизни.

В житии преподобного Антония Римлянина, Новгородского чудотворца, сказано, что он, стоя на камне, провел год и два месяца в посте и молитве, после чего неисповедимыми судьбами Божиими был перенесен вместе с камнем, на котором стоял, по морю, реке Неве, Ладожскому озеру (Невоозеру) и вверх по реке Волхову в страну Новгородскую. Камень пристал к берегу в ночь с 7 на 8 сентября 1106 г. Преподобный услышал звон к утреннему пению, увидел жителей неведомой страны, языка которых не понимал. А они с удивлением смотрели на чудного пришельца, не смеющего сойти со своего камня. После трехдневной молитвы Господь послал ему человека, знающего греческий и латинский языки. С изумлением узнал Антоний, что перед ним Великий Новгород, что он в три дня и три ночи совершил тот путь, который обыкновенно совершается в полгода. Ликовала душа пришельца, когда он увидел священное величие храма Святой Софии, благолепие обрядов церковных и услышал колокольный звон и сладкогласное пение, хотя и на незнакомом ему языке. Святитель Никита, архиепископ Новгородский, благословил Антонию основать монастырь на том месте, где пристал к берегу плывущий камень. Позже колокол преподобного Антония хранился у его святых мощей.

Преподобный Никон Радонежский имел особую заботу о колокольном звоне Троицкого Сергиева монастыря. При основателе обители — преподобном Сергии — для созыва братии на богослужения использовались лишь примитивные и тихие “била” и “клепала”: “…возвестиша святому он же повеле в било ударити”, — тогда как при преподобном Никоне в монастыре уже отливаются довольно тяжелые колокола. До наших дней сохранился никоновский, или “Чудотворцев”, колокол весом около 40 пудов. В описании монастырского имущества за 1641 г. упоминаются несохранившиеся колокола весом в 100 пудов и еще один — подобный никоновскому. Такой основательный звон в те времена имел не каждый большой город.

Кельи (маленькие рубленые домики-пятистенки) в Троицком монастыре стояли вокруг деревянной церкви в честь Святой Троицы. Храм, колокольня и трапезная составляли центр, объединяющий монастырские строения. Многие подвижники населяли скиты и кельи вокруг монастыря, и когда слышали звон к службе, соединяли свою молитву с общей молитвой братии. В конце XIV — начале XV в. Троицкая обитель стала основной твердыней русской святости. Множество монастырей по всей Руси от Белого моря до земель рязанских и муромских было основано последователями преподобного Сергия. Попечением этих святых подвижников многие русские обители обретали могучий голос колокольной проповеди.

Печально известен в истории России угличский ссыльный колокол, 15 мая 1591 г. возвестивший о мученической кончине благоверного царевича Димитрия. В набат ударил обращенный в пономаря вдовый священник по прозвищу Огурец. Он заперся на колокольне, продолжая созывать угличан к месту трагедии. По указу Бориса Годунова были наказаны и звонарь —плетьми, и колокол, которому вырвали “язык”, отрубили “ухо” и “отправили в ссылку” в далекий Тобольск.

Святитель Филарет, митрополит Московский и Коломенский, придавал большое значение колокольному звону. В одном из его распоряжений сказано о звоне колоколов Москвы во время Пасхального богослужения — московским храмам необходимо было “дожидаться” третьего удара Большого Успенского колокола…

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *